Как разговаривать с людьми, которые вас ненавидят

Чему научился Дилан Маррон из онлайн разговоров со своими ненавистниками

0
347

Автор: Джо Кеохан (Joe Keohane)

Дилан Маррон сделал себе имя на YouTube серией острых сатирических видео, касающихся социальной справедливости. Эти ролики привлекли большую аудиторию, и, как и следовало ожидать, такой же большой поток едкой критической почты. В 2016-м артист и писатель из Нью-Йорка начал задаваться вопросом: «В том ли моя цель – шутить о таких проблемах с людьми, кто и так понимает нюансы этих вопросов? Или моя цель привлечь больше людей к обсуждению

Как разговаривать с людьми, которые вас ненавидят

Он выбрал последнее и в итоге запустил подкаст под названием Беседы с людьми, которые меня ненавидят. В руках менее искусного собеседника эти разговоры могли бы легко скатиться до надоедливых, снисходительных или бессмысленно враждебных нравоучений. Но направляемые Марроном беседы – это всегда неожиданный и зачастую проникновенный взгляд на то, как озлобленность и предвзятость формируются и утверждаются в интернете и реальной жизни.

«Каким-то образом их трехмерность на самом деле помогла мне. Это заставило меня почувствовать, что имею влияние».

Теперь, во втором сезоне, Маррон модерирует разговоры между людьми, у которых не все ладно в жизни, а шоу стало освещать проблемы 30-летних, что позволило ему получить не столь мрачный взгляд на человеческие отношения, как обычно можно увидеть в интернете. «Издалека очень легко ненавидеть,  —  говорит Маррон.  —  Но потом, когда ты начинаешь рассматривать человеческую сущность ближе – это абсолютно другая история».

Medium: Итак, Вы снимали эти видео и не только привлекли большую армию фанатов, но и вызвали много негатива в Интернете. Когда Вам пришло в голову начать делать подкаст?

Dylan Marron: Я думаю, что была цепь событий. Выборы 2016 г. меня сильно потрясли, и это самое банальное, что можно сказать, правда? На самом деле, я единственный человек, кого это потрясло. Все остальные сказали: «Ну что ж, ничего. Будем жить дальше».

— Расскажите нам подробнее об этом беспрецедентном случае

— Да, да. Знаю, знаю. Но думаю, что причиной, почему меня это так потрясло, было вот что. Я сказал себе: «Я неправильно делаю». Не потому, что говорить внутри сообщества правду о притеснении и о том, что такое быть изгоем – это неправильно. Очень важно это озвучивать. Но я был на пике популярности, и я спросил себя: «А кому это нужно?» И вдруг мы, как страна, раскололись на избирательных участках, вот тогда я увидел эту действительно глубокую неспособность общаться.

— А что сказали друзья и семья, когда Вы решили делать подкаст?

— Многие друзья говорили: «Не связывайся с этими людьми». Но мне было любопытно. Все пошло из-за странного стремления преодолеть эту ненависть в интернете, так что, когда я заходил в соцсети, я просто открывал их профили и старался побольше о них узнать. Не для того, чтобы их унизить, а для того, чтобы сказать: «Господи, это же просто люди».

«Я искренне говорю: Есть человек, который сказал мне такое. Я правда хочу знать, как это случилось, потому что этот человек когда-то же был ребенком. Что-то произошло.»

— Как будто Вы хотите убедиться, что они не совсем пропащие.

— Да, именно так. Короче, каким-то образом их трехмерность на самом деле помогла мне. Это заставило меня почувствовать, что оказываю воздействие. Люди вокруг тоже это поняли и начали меня поддерживать. Некоторые советовали прекратить это делать. Я получал сообщения типа: «Я тебя убью». С такими я не разговариваю вообще. Даже такие были: «Я выбью из тебя эту дурь». Я всегда говорю, что беседовать надо только с теми людьми, с которыми безопасно. Каждый должен определить свой уровень комфорта.

— Это же обоюдный процесс. Как Вам удается расположить людей к разговору?

— Сначала я давал им возможность определить свой уровень анонимности, и потом я ясно даю понять, что они не обязаны делиться всем – только тем, чем им достаточно комфортно поделиться. И я честен с ними: «Эй, это сильно отредактировано». И поясняю, что редактируется не для того, чтобы исказить их слова, а наоборот, чтобы сделать их более выразительными». Понятно? Я не собираюсь редактировать всех вас настолько, что получится: «Меня. Ненавидят. Я. Ужасный. Человек».

— Меня поразило, сколько людей удивилось, как пошел разговор.

— Совершенно верно. Потому что я считаю, и повторял это много раз – это не дебат-шоу. Конечно, споры присутствуют, но это лишь потому, что все мы разные. Вы чувствуете так, я чувствую иначе, и мы сталкиваемся мнениями в разговорах. Просто я считаю, что есть разные виды общения. Я не думаю, что мой способ – единственный, но мне ужасно нравится, когда я достигаю полного понимания другого человека.

— Ну да, темы Ваших бесед отличаются от дебатов. Но это тоже полезно. Трудно победить кого-то в споре, если вы не установите с ним личный контакт. Вы не можете просто показывать цифры и факты и говорить: «А, ну вы меня поняли». Надо сначала подстроиться.

— Да. И я сейчас отчетливо понимаю это забавное различие между фактами и чувствами, которое проявляется все больше. И я просто хочу сказать: «А вы знаете, что факты, за которые мы так цепляемся – полностью основаны на нашем отношении к этим фактам, правда?» Между ними не такая уж заметная разница. Факты существуют, и они имеют значение, но чувства также имеют значение, потому что они управляют тем, как мы ориентируемся и воспринимаем мир.

«Несколько из моих собеседников как-то упомянули, что теперь они дважды подумают, прежде, чем что-либо написать в интернете. Но у меня нет реальных данных по этому поводу».

— Вам искренне интересны люди, и Вы работаете с полной отдачей. Например, если Вы говорите “расскажите мне о себе” в начале каждого подкаста – Вы искренне хотите установить контакт.

— Абсолютно. Это ведь такой прекрасный вопрос-просьба – «расскажите о себе», не правда ли? Все мы участвовали в беседах, когда люди хотят говорить только о себе. Вы порой чувствуете себя такими незаметными, а это же так важно, чтобы тебя заметили. А еще – и я не вру – я реально хочу знать о них. Я искренне говорю: есть человек, который сказал мне такое – я правда хочу знать, как это случилось. Ведь и он когдато был ребенком. Чтото произошло. И я не имею в виду, что это происшествие сделало из них злодеев, но ведь до сегодняшнего момента на их формирование в жизни повлияло множество разных вещей.

— Как Вы считаете, эти беседы имеют длительный эффект на людей или на их поведение?

— Я не знаюКое-кто упоминал, что теперь дважды подумает, прежде чем что-либо написать в интернете. Но у меня нет реальных данных по этому поводу.

— Это странная тема для шоу говорить о ненависти, но приносит ли Вам больше оптимизма то, что Вы делаете?

— Да, и поэтому я выбиваюсь из того, что модно и круто для интернет-культуры. Это почти смертный грех – чувствовать себя слишком хорошо и надеяться на лучшее. Вот, собственно, что и побудило меня поставить в заголовок шоу слово «ненавидеть». Потому что для любого, кто слушает шоу, оно говорит: «Они тебя НЕ ненавидят. Никто тебя Не ненавидит». И в этом суть, потому, что если до тебя дойдет…Скажу честно, героем моего первого эпизода был парень по имени Крис. Мы до сих пор общаемся. Мы переписываемся время от времени. Недавно написал, что стал дедушкой. Мы делимся друг с другом такими событиями.

— Это тот, кто назвал Вас куском дерьма?

— ТочноКогда к вам приходит подобное сообщение, вы не говорите: «Они меня любят». Это больше похоже на ненавистьНо потом вы начинаете общаться с человеком, который вас так назвал, и уже не чувствуете никакой ненависти.